16+
ZASUDILI.RU
Регистрация
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
\ Адвокат как важнейший участник справедливого формирования судебного решения
Адвокат как важнейший участник справедливого формирования судебного решения

Адвокат как важнейший участник справедливого формирования судебного решения

21.01.2019  1004

Елена Юлова

председатель Московской коллегии адвокатов «Юлова и партнеры»

На открытии пленарного заседания Совета судей Российской Федерации 4 декабря 2018 года выступил председатель Верховного суда Российской Федерации Вячеслав Михайлович Лебедев.

В своем выступлении, среди прочего, он посетовал на то, что инициатива Верховного суда  об ограничении оснований для составления мотивированных судебных решений в гражданском, административном и арбитражном судопроизводстве не получила поддержку в Государственной думе, а «… судебная нагрузка динамично растет – количество гражданских и административных дел в этом году превысит 21 миллион, это на 2 миллиона, или на 11%, дел больше, чем в 2017 году! Существенное увеличение нагрузки…»[1]

На мой взгляд, именно целью уменьшения судебной нагрузки продиктованы и иные инициативы высшего суда: рассмотрение непосредственно судьей заявленного ему отвода, ограничение выступления стороны в прениях, расширение институтов  профессионального представительства и досудебного урегулирования споров.[2]

Предлагаемые изменения, очевидно, снижают роль представителей сторон в процессе, которая и так еле заметна: канули в Лету личные приемы в судах всех кассационной и надзорной инстанций; не получила  одобрения инициатива по представлению сторонами суду  проекта судебного акта. По собственному опыту знаю, сколько времени требуется на аргументированное и обоснованное составление проекта судебного акта по сложному делу. Главное, я могу себе позволить «закрыться от мира», и, не отвлекаясь, составить документ, что  при ежедневном  слушании большого количества  дел весьма затруднительно. У суда объективно нет возможности разобраться во всех тонкостях  непростого, в силу разных причин,  дела. В сутках всего 24 часа! Почему бы не использовать подготовленный  стороной  проект судебного акта, на  составление которого  представитель тратит значительное время, как  при мотивировке правовой позиции по делу, так и для составления описательной части? Неужели проект представителя хуже проекта помощника судьи?

А какие выгоды несут изменения порядка рассмотрения отводов суду?  Особой «процессуальной экономии» эта мера не даст, а только оставит неприятный осадок у участников процесса. Насколько часто стороны заявляют отвод? К примеру, за всю свою адвокатскую практику с 1993 года мной один раз заявлялся отвод суду, который  был удовлетворен. Из 60 изученных коллегами  случаев[3] отвод был удовлетворен 21 раз, из которых  14 – самоотводы, оставшиеся  7 – отводы, заявленные лицом, участвующим в деле, поскольку  в некоторых случаях судьи самоотвод не заявляли и это приходилось делать сторонам. Так, в одном из дел, отвод был заявлен, поскольку судья ранее являлся работником лица, участвующего в деле[4], а в другом — судья являлся сыном руководителя третьего лица[5].

Институт отвода судьи преследует те же цели, что и институт обжалования судебных актов – недопущение судом нарушений норм права, неверного установления фактических обстоятельств дела. И отвод, на мой взгляд, является инструментом не исправления судебной ошибки, как процедура обжалования судебных актов, а служит ее превентивным недопущением, являясь средством обеспечения права на справедливое судебное разбирательство.

Выступая на  открытии упомянутого пленарного заседания  Совета судей, его Председатель, секретарь Пленума Верховного Суда Российской Федерации Виктор Викторович Момотов рассмотрел вопросы реформирования судебной системы. В контексте данной темы он поднял проблему уважения к суду. По словам Виктора Викторовича Момотова, уважение к суду – это модель поведения, которая должна быть предписана и соблюдаться всеми для обеспечения независимости суда. «Особое значение придается поведению судебных представителей и адвокатов, которые должны проявлять профессионализм и добросовестность. Именно они во многом формируют мнение о судебной системе», – отметил он.

Председатель Совета судей также отметил, что Европейский Суд неоднократно указывал на особый статус адвокатов в отправлении правосудия, относя их к посредникам между обществом и судом. «По мнению Суда, адвокаты играют главную роль в обеспечении того, чтобы суды пользовались доверием общества, – подчеркнул Виктор Викторович Момотов, – в связи с этим есть основания считать, что адвокаты будут способствовать надлежащему отправлению правосудия и поддерживать доверие к нему».[6]

Кто бы спорил? «Сообщество представителей», уверена, только «за»! Главное, чтобы суды не относились к представителям сторон, как  «присутствующим по необходимости»  субъектам, а  как  к действительно важной процессуальной фигуре, влияющей на формирование справедливого законного решения. И возложение на представителей роли  «формирования мнения [положительного] о судебной системе» у их доверителей будет бесперспективным, если судебная система, в свою очередь, будет относиться к представителям, как к статистам – «исполнителям второстепенной роли без слов». Уважаемый судом представитель, права и полномочия которого не игнорируются судом, не умаляются ни в коей мере, с которым суд устраивает уважительный конструктивно-деловой диалог в целях разрешения дела, будет «возвращать» уважение, а соответственно, и поддерживать доверие к суду у доверителя. Указанное справедливо и для противоположных проявлений.

На мой взгляд, именно через представителей сторон  происходит и должна происходить коммуникация между государством и лицами, нуждающимися в защите прав и законных интересов, через гласный и состязательный процесс. Чем профессиональнее  донесена суду позиция доверителя, тем менее  затрачено «процессуальное время» суда, тем быстрее оно будет заслушано, без отложений и затягиваний. С этой точки зрения оправданы изменения в законодательство о профессиональном представительстве, поскольку судебной системе  важна фигура представителя, обладающего юридическими знаниями и опытом, могущего  ясно и концентрированно выразить правовую позицию своего доверителя на любой стадии процесса, и, тем самым, уменьшить и судебную нагрузку, и улучшить качество самого процесса.  И коль мы принимаем, что «уважение к суду  –  модель поведения для обеспечения его независимости», то уважение судом  представителей, полно и конструктивно реализующих процессуальные прав и полномочия – гарантия обеспечения независимости суда.

Не надо уменьшать судебную нагрузку, увеличивать независимость суда за счет ограничения прав сторон и их представителей. Есть более современные  ресурсы и опыт, связанные с виртуализацией  общества[7].

Так, Сингапур создал национальную электронную систему уголовного правосудия – с момента выявления преступления до слушаний в суде —  ICMS (Integrated Case Management & Filing System), исключающую «бумажные носители», основанную на безбумажной технологии.   Следователь может в любой момент добавлять материалы в виртуальное уголовное дело, а адвокат и фигурант – знакомиться с ними с учетом уровня допуска.  Файлы уголовного дела хранятся в специальном облаке, куда имеют доступ прокуратура и суд. Ордер на арест генерируется системой в автоматическом режиме – без участия судьи. Предварительные слушания проводятся в режиме видеоконференции.  Все судебные акты заинтересованным лицам,  в том числе в пенитенциарное учреждение,  рассылаются в электронном виде.

Великобритания ввела  дистанционное гражданское судопроизводство. Так, услугами  сервиса по взысканию долгов до £10 000 с весны этого года воспользовались 35 000 человек. Более 90% истцов положительно оценили интуитивно понятный интерфейс, который разрабатывали специально для граждан, не разбирающихся в юридических терминах, а также оплату пошлины онлайн. Стандартная «бумажная» процедура подачи иска занимала 15 дней, с помощью сервиса он регистрируется моментально.

​В Канаде действует  полностью виртуальный трибунал по гражданским спорам, который работает в Британской Колумбии с июня 2017 года и рассматривает иски по суммам менее $5000. Интерфейс онлайн-суда сделан с расчетом на восприятие 12-летнего подростка и оптимизирован для смартфонов. Сам процесс подачи и рассмотрения иска делится на несколько этапов. Пользователю сначала предлагают через специальный опросник «диагностировать» проблему, затем дают возможность урегулировать ее в досудебном порядке, а после вступления в процесс – с помощью медиатора. А уже затем иск поступает на рассмотрение членов трибунала, которые благодаря такой процедуре рассматривают только 6% всех исков.


[1] https://legal.report/article/04122018/lebedev-predstavil-novuyu-model-rossijskogo-sudoustrojstva

[2] Законопроект  № 383208-7 Верховного Суда о реформе процессуального законодательства

[3] https://zakon.ru/blog/2018/9/24/otvod_sudi_v_praktike_arbitrazhnyh_sudov

[4] Определение АС Республики Адыгея от 18 июля 2014 г. по делу № А01-546/2014

[5] Определение АС Пензенской обл. от 15 апреля 2013 г. по делу № А49-4416/2012

[6] https://www.advgazeta.ru/novosti/viktor-momotov-advokaty-dolzhny-podderzhivat-doverie-k-pravosudiyu/

[7] https://legal.report/article/04122018/virtualnoe-pravosudie-ostavlyaet-sudej-bez-raboty


Рейтинг юриста

2.38
 3
 8
Московская коллегия адвокатов "Юлова и партнеры"
председатель, адвокат
Оценить деятельность:

Назад к списку


Комментарии