16+
ZASUDILI.RU
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
\ ЕСПЧ вновь указал российским судам на несправедливость
ЕСПЧ вновь указал российским судам на несправедливость

ЕСПЧ вновь указал российским судам на несправедливость

07.04.2021

Право на справедливое судебное разбирательство должно соблюдаться в любом процессе. По крайней мере, хотелось бы, чтобы это было именно так. Судьи, вынося решения, определяют дальнейшую судьбу человека, а несправедливый суд может привести к непредсказуемым последствиям.

Европейский Суд по правам человека рассмотрел жалобу гражданки России на несправедливо проведённое судебное разбирательство. Российские суды пытались, что называется, нагрузить женщину обвинениями в совершении преступлений, подобных тому, какое было совершено ей самой.

Акции протеста

Заявитель была осуждена за участие в акции протеста у гостиницы «Россия» в Москве. Тогда она и её сообщник вылезли из окна своего номера в гостинице «Россия», используя альпинистское снаряжение, и повесили 11-метровый плакат с надписью «Уходи, Путин» на внешней стене гостиницы. Затем они начали размахивать сигнальными ракетами и бросать листовки. Примерно через сорок минут полиция арестовала заявителя и и её сообщника, которые не оказали сопротивления. В связи с этим заявителю были предъявлены обвинения в грубом нарушении общественного порядка, совершенном организованной группой с использованием оружия, а также в преднамеренном разрушении чужого имущества в общественных местах.

Через некоторое время заявителю были предъявлены обвинения в преступлениях в связи с протестом в Министерстве здравоохранения и социального развития 2 августа 2004 г.

2 августа 2004 г. группа из примерно тридцати членов Национал-большевистской партии* («НБП») собралась перед зданием Министерства здравоохранения и социального развития, чтобы выразить протест против введения закона о преобразовании социальных пособий. Законопроект был подготовлен министерством и в то время обсуждался в российском парламенте.

Члены НБП были одеты в форму экстренных служб. Они оттолкнули охранника и ворвались в здание министерства, забежали на второй и третий этажи и заняли четыре кабинета, сказав сотрудникам, которые в них работали, уйти, потому что проводятся учения аварийных служб. Затем они заколотили двери изнутри с помощью пистолетов для гвоздей и заблокировали их офисной мебелью. В последствии они размахивали флагами НБП из окон офисов, бросали листовки и скандировали лозунги, призывающие к отставке тогдашнего министра здравоохранения. Они также запустили петарды и выбросили из окна портрет президента России. Злоумышленники пробыли в офисе около часа, пока полиция не выломала двери и не арестовала их.

Заявитель отрицал свое участие в этой акции протеста.

Судебное разбирательство

Изначально один из участников акции протеста в министерстве указал, что он участвовал в акции протеста в Министерстве вместе с заявителем. Однако на допросе в суде он отказался от досудебных показаний, утверждая, что они были даны под давлением сотрудника Федеральной службы безопасности. Он утверждал, что заявитель не принимал участия в акции протеста, что его досудебные показания были сфальсифицированы, и его заставили подписать их.

В ходе судебного разбирательства сторона защиты выступила с ходатайством о вызове и допросе свидетелей, однако в этом было отказано.

Довод защиты о том, что подсудимые не применяли никакого оружия, показался суду неубедительным.

Районный суд учёл наличие смягчающих обстоятельств и приговорил заявителя к трем годам и шести месяцам лишения свободы.

Заявительница не присутствовала на слушании, на котором был оглашен обвинительный приговор, т.к. сбежала из страны в Украину, где попросила политического убежища.

В это время адвокат пытался обжаловать вынесенное решение, утверждая, что участие в акции у Министерства не было доказано.

Решение ЕСПЧ

Заявительница жаловалась на то, что районный суд отказал в вызове свидетелей, которые могли бы засвидетельствовать, что она не принимала участие в акции протеста в Министерстве здравоохранения и социального развития. Она ссылалась на пункты 1 и 3 статьи 6 Конвенции, которые гласят:

1. Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона. Судебное решение объявляется публично, однако пресса и публика могут не допускаться на судебные заседания в течение всего процесса или его части по соображениям морали, общественного порядка или национальной безопасности в демократическом обществе, а также когда того требуют интересы несовершеннолетних или для защиты частной жизни сторон, или – в той мере, в какой это, по мнению суда, строго необходимо – при особых обстоятельствах, когда гласность нарушала бы интересы правосудия.

2. Каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления считается невиновным, до тех пор пока его виновность не будет установлена законным порядком.

3. Каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет как минимум следующие права: (а) быть незамедлительно и подробно уведомленным на понятном ему языке о характере и основании предъявленного ему обвинения; (b) иметь достаточное время и возможности для подготовки своей защиты; (с) защищать себя лично или через посредство выбранного им самим защитника или, при недостатке у него средств для оплаты услуг защитника, пользоваться услугами назначенного ему защитника бесплатно, когда того требуют интересы правосудия; (d) допрашивать показывающих против него свидетелей или иметь право на то, чтобы эти свидетели были допрошены, и иметь право на вызов и допрос свидетелей в его пользу на тех же условиях, что и для свидетелей, показывающих против него; (е) пользоваться бесплатной помощью переводчика, если он не понимает языка, используемого в суде, или не говорит на этом языке.

Также она утверждала, что имеет место нарушение ст. 10 Конвенции, гласящей:

1. Каждый имеет право свободно выражать свое мнение. Это право включает свободу придерживаться своего мнения и свободу получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ. Настоящая статья не препятствует Государствам осуществлять лицензирование радиовещательных, телевизионных или кинематографических предприятий.

2. Осуществление этих свобод, налагающее обязанности и ответственность, может быть сопряжено с определенными формальностями, условиями, ограничениями или санкциями, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности, территориальной целостности или общественного порядка, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья и нравственности, защиты репутации или прав других лиц, предотвращения разглашения информации, полученной конфиденциально, или обеспечения авторитета и беспристрастности правосудия.

ЕСПЧ посчитал, что такая суровая санкция, наложенная в настоящем деле, несомненно, была направлена на то, чтобы отговорить других от участия в политических дебатах, и должна была иметь сдерживающий эффект на заявителя и других лиц, принимающих участие в акциях протеста.

Вышеизложенных соображений достаточно для того, чтобы Суд пришел к выводу, что приговор, вынесенный заявителю, был несоразмерен законной цели защиты общественного порядка и что данное вмешательство не было необходимым в демократическом обществе. Соответственно, имело место нарушение ст. 10 Конвенции.

Так, суд единогласно постановил, что в данной ситуации имело место нарушение статей 6 и 10 Конвенции по правам человека.

*Запрещена в Российской Федерации

ЧИТАЙТЕ ДАЛЕЕ:

Представления, назначения, рекомендации: итоги второго заседания ВККС за 2021 год

ДТП с участием Эдварда Била: реакция депутатов и ДТП-близнец

Помощь за 13 миллионов: ВККС одобрила уголовное преследование судьи Сергея Котова

Назад к списку


Комментарии